Как мы к своим депутатам «на ковер» ходили...

24 января 2018 года нас пригласили на заседание Аграрного комитета Законодательного собрания Алтайского края.

Как мы к своим депутатам «на ковер» ходили...

 

   «На заседаниях комитетов краевого парламента обсуждались не только вопросы предстоящей сессии, но и другие темы. Так, члены комитета АКЗС по аграрной политике и природопользованию провели дискуссию по широко обсуждаемой законодательной инициативе, направленной на запрет контактного способа обучения охотничьих собак
   Участие в ней помимо депутатов – членов профильного комитета приняли представители уполномоченных природоохранных структур и инициативная группа любителей-собаководов и заводчиков охотничьих пород. По мнению последних, закрытие действующих сейчас испытательных (“притравочных”) станций приведет к деградации охотничьих пород, ведь без проверки собак с точки зрения их рабочих (пользовательских) качеств и определения устойчивости этих животных в приближенных к естественным условиях невозможна их полноценная и адекватная селекция. Активисты-собаководы отметили, что сегодня в Алтайском крае действует только одна подобная станция, на территории которой дикие звери содержатся в максимально комфортных для их жизни и здоровья условиях. Кроме этого, они выразили опасения, что в случае принятия резонансного законопроекта контактное обучение собак может попросту уйти в “тень”. 
В ходе жаркой дискуссии звучали доводы и за, и против принятия закона. Мнение большинства представителей парламентского комитета выразил заместитель председателя АКЗС – председатель комитета по аграрной политике и природопользованию Сергей Серов. Он напомнил, что в настоящее момент законопроект, принятый депутатами Государственной Думы, отклонен сенаторами Совета Федерации РФ и отправлен на доработку. По мнению парламентария, для сохранения биологического многообразия края и гуманизации права в сфере природоохраны необходимо отказаться от контактного обучения охотничьих собак, чтобы в условиях реальной охоты собака и дикий зверь были в равных условиях» (из официальных источников). 
   То, что происходило на заседании комитета по аграрной политике и природопользованию, назвать дискуссией, конечно, можно, да и то и с натяжкой, – но между кем и кем была эта дискуссия? Дискуссия была между членами самого комитета. Хотя нет... дали высказаться председателю Краевого Охотничьего Общества Сергею Панову и заместителю начальника управления охотничьего хозяйства Максиму Катернюку, которые настаивали на том, что контактная натаска необходима охотникам, за эту поддержку огромное им спасибо! 
    На этом щедрость председателя Сергея Серова закончилась. Нам высказаться толком не дали, да еще и за час этого действия успели понизить до «ЛЮБИТЕЛЕЙ- СОБАКОВОДОВ». Я, Егрищина Наталья Юрьевна, охотник-норник с большим стажем, заводчик немецких ягдтерьеров, руководитель Алтайской Региональной общественной организации кинологического центра «Фаворит», председатель регионального отделения Российской федерации охотничьего собаководства по Алтайскому краю, имеющая красный диплом Ростовской школы служебно-розыскного собаководства по розыску и обнаружению наркотических средств и психотропных веществ, диплом Зонального Центра Кинологической службы в Алтайском крае по розыску и обнаружению останков человека, в прошлом инспектор-кинолог ЗЦКС при ГУВД АК, лейтенант милиции, профессиональный нормастер и натасчик собак норных пород; Изместьева Галина Ивановна, эксперт-кинолог II категории по породам и испытаниям норных и спаниелей, кинолог ОО «Новосибирское областное общество охотников и рыболовов», ветеринарный врач, заслуженный работник Росохотрыболовсоюза, отличник охотничьего хозяйства I степени, награждена медалью Ассоциации Росохотрыболовсоюза имени Алексея Орлова и памятным значком за вклад в развитие Новосибирской области; и Румянцева Алла Юрьевна, майор юстиции в отставке, дипломированный кинолог с 1989 г., в одночасье были разжалованы депутатами АКЗС из «офицеров» в «рядовые».
       Начал «дискуссию» Серов С.Н. аккурат с тех же самых слов, которые накануне были опубликованы на сайте «Вести 22» (https://vesti22.tv/news/spornyy-zakonoproekt-ozaprete-pritravochnyh-stanciy-obsudyat-v-parlamentskom-centre)
«Суть в том, что только в России сегодня существуют притравочные станции. В клетках или в вольерах содержатся медведи, кабаны, барсуки. И во многих случаях у них вырывают зубы и клыки, спиливают когти, а потом на этих животных притравливают собак. Я сам лично видел, как 5 лаек спустили на медведя, у которого не было зубов и когтей. Так с этого медведя клочья шерсти летели…». Правда, оговорился, что видел это не в Алтайском крае. 
    Внимание, вопрос! Сергей Николаевич, вы как-то отреагировали на этот беспредел? Почему вы, заместитель председателя АКЗС, не пресекли данные противоправные действия? Вы понимаете, что, высказываясь, но не предпринимая никаких действий по предотвращению жестокого обращения с животными, вы становитесь соучастником преступления, квалифицируемого ч. 2 ст. 245 УК РФ? 
Очень странно, но вопрос якобы жестокого отношения к животным интересовал председателя комитета и некоторых депутатов гораздо меньше, чем финансовая сторона «притравочного бизнеса». Нас прямо расстреливали, как предателей родины, вопросами «Сколько стоит притравка?», «Сколько собак участвует?», «Сколько собак проходит испытания за год?» и т.д. Справка о доходах, предоставленная мне начальником ИТС, несколько поумерила пыл депутатов, не оправдав их ожиданий: оказалось, что содержание ИТС довольно-таки убыточное мероприятие. НО контрольный «выстрел в голову» я все-таки получила от Сергея Серова в виде вопроса, сколько помётов в год я получаю и почём у меня щенки. Уважаемый господин Сергей Николаевич, а какое отношение это имеет к предмету нашего разговора? Заводская деятельность не приносит дохода, равно как и ИТС, содержание и разведение пользовательских пород всегда было убыточным мероприятием. Но если уж вы озадачились моим финансовым благополучием, то, может быть, вы объясните мне, матери четверых детей, которая получает подачку от государства в 3200 р. в месяц, как можно содержать детей на эту сумму, уделяя им достаточно времени и не работая при этом на трёх работах?
      Почувствовав, что что-то пошло не так, мои коллеги свернули свои доклады в трубочку и засунули их в... сумочки. Беседа между депутатами продолжалась... Особенно отличался своими познаниями в кинологии депутат В.А. Попов, который с радостью вещал людям, пришедшим на заседание со своей проблемой, что он платит кинологу за дрессировку свой собаки 1500 руб. за занятие. Наверное, возможность потратить такие суммы на свою собаку придает особую статусность его персоне. По версии Попова, охотничьи собаки должны жить только на улице. После наших возражений он махнул рукой и сказал, что наш уровень ему понятен. Уважаемый В.А. Попов, нам тоже понятен ВАШ уровень. Надеюсь, что вы наберетесь терпения и расскажете когда-нибудь нам, невеждам, причину столь категоричных суждений о содержании охотничьих собак, а махать руками и поворачиваться спиной к оппонентам – это недопустимое для депутата поведение! Далее последовало увлеченное обсуждение рациона кормления собак, принадлежащих депутатам, краткие выдержки из охотничьих историй, и, чтобы напомнить о нашем присутствии, мне все-таки пришлось вклиниться в их милый диалог со своим, мать его, повествованием о необходимости и важности для общества предмета, вынесенного на обсуждение. Очень торопилась рассказать о натаске охотничьих собак до возникновения ИТС и о том цивилизованном способе, который благодаря ИТС существует и используется уже довольно долго и успешно, о том, что нам грозит в будущем при принятии поправок в закон «Об охоте». 
    Пришлось говорить довольно громко для усиления значимости и привлечения рассеянного внимания депутатов к нашей проблеме, трюк удался, но на несколько минут. Пока снова не встрепенулся знаток кинологии и её прейскурантов В.А. Попов. «Вы держите медведя в клетке, почему бы вам не выпустить его в вольер?» Оп! Ступор! Уважаемый г-н Попов, может, это вы имели в виду безобидного плюшевого мишку или мишутку из «Спокойной ночи, малыши»? Так их никто в клетку и не запирает. Вам толкуют про сильнейшего хищника на земле, в рацион которого входит и человек тоже, хищника, который живет до 30 лет и очень хорошо размножается, который постоянно наведывается в гости к людям, уверяю, не чайку с мёдом попить. Речь идёт о хищнике, на которого нет огромного количества желающих поохотиться, в силу опасности этого мероприятия и его трудоёмкости. В большинстве случаев охоту на медведя осуществляют именно с лайками. Видимо, производя финансовые подсчеты рентабельности ИТС, вы прослушали, как ранее, до возникновения ИТС, натаскивались лайки на медведя, – повторюсь, это было жестокое зрелище, когда пойманного в капкан медведя обезвреживали, прострелив ему таз, для безопасности охотника и молодой собаки. Сейчас вопрос натаски лаек решен наигуманнейшим образом – огромный зверь ограничен всего лишь 40-метровым блоком с закрепленной на нем цепью для того, чтобы людям и собакам можно было убежать на безопасное расстояние. Но если вы предлагаете убрать цепь и выпустить медведя в вольер, карты вам в руки. Предоставляем вам эксклюзивную возможность продемонстрировать вашу тактику натаски лаек по вольерному медведю! Кстати, когда я сказала, что медведи в зоопарках и цирках тоже живут в клетках, что вы ответили мне на эту фразу? Достойнейший депутата ответ! «Их там кормят три раза, а на такие доходы от ИТС содержать зверя нельзя». Ну наконец-то вы официально расписались в том, что зоорадикалы и депутаты, которые произносят слово «бизнес» в контексте ИТС, – лжецы! Открою вам секрет – если на завтрак ,обед и ужин медведю не давать красную икру и сгущенку с манго, то вполне можно уложиться в смету, но себе на одежку уже вряд ли останется. Я думаю, вы поняли, что люди, которые занимаются этим делом, скорее энтузиасты, чем бизнесмены! 
      Депутат А.В. Гуков: «Может быть, я с возрастом стал несколько сентиментален, но я бы запретил охоту лет на 10, зверя и так не осталось». Побойтесь Бога, уважаемый Александр Васильевич! Откуда у вас такие данные?! Опять из собственного кармана вытащили? Исходя из цифр, предоставленных Минприроды, существующая статистика по Алтайскому краю показывает постоянный рост популяций. Да и причём тут ваша сентиментальность? Никто не спрашивает личного вашего отношения. В данном случае вы, в угоду личным потребностям и ощущениям, пренебрегаете доверием, которым вас наделил народ.
      Апофеозом собрания стало утверждение председателя: «Медвежатина и человечина по вкусу очень похожи, и если собака попробует медведя, то она может кинуться и на человека». И тут я напряглась. Если человек утверждает, что медвежатина и человечина – схожие по своим вкусовым показателям продукты, то, значит, он их пробовал? Либо другое – человек выдает желаемое за действительное. Мне все-таки было бы спокойнее, если бы это был второй вариант. Получается, что тиражирование ложных суждений, основанных на антиохотничьем блефе, – ЭТО прерогатива наших депутатов? Попробую перестроить данное суждение на радость зоорадикалам. Медвежатина и человечина по вкусу очень похожи, и если собака попробует человека, то она будет кидаться на медведя (!!!). Отличное решение проблемы!!! Вот такая интересная наука логика. 
    Далее последовала попытка голосования – за то, чтобы отказаться от контактного обучения охотничьих собак, чтобы в условиях реальной охоты собака и дикий зверь были в равных условиях. Но так как часть депутатов данную формулировку не смогла правильно понять и оценить, голосование не состоялось. И ведь те депутаты, которые замешкались с решением, оказались правы, так как никогда дикий зверь и собака не будут на охоте в равных условиях – даже на ИТС с наличием контакта зверь всегда будет сильнее, выносливее, он главный в этой борьбе, он учитель наших собак. 
Постоянное отхождение от предмета разговора, нежелание выслушать оппонента, навязывание своей точки зрения, использование ложных суждений, зависимость от своих внутренних убеждений и чувств – это то, с чем мы столкнулись на заседании комитета по аграрной политике и природопользованию. Возникла стойкая уверенность в том, что некоторые депутаты сидят в своих креслах для решения своих личных вопросов и проблем, а не наших. Депутат – это посланник народа, защитник интересов людей, которые ему доверились! Но тот фарс, который происходил 24 января 2018 года, я и мои коллеги запомним на долго. Действие под названием «дискуссия» окончательно подорвало и без того шаткое доверие к законодательной власти. 
                                                                                                                            Наталья Егрищина, Барнаул